"Что они там себе думают - эти дети?"



Номинант конкурса

"Что они там себе думают - эти дети?"

"Что они там себе думают - эти дети?"

3 декабря мы говорили о книге, ставшей литературным дебютом одного очень известного ныне телеведущего. Речь о повести "Шут" Юрия Павловича Вяземского. Вести "Умников и умниц" он начал в 1992, а "Шут" появился за 10 лет до этого.
Произведение имеет необычную форму - исследование по материалам "Дневника Шута". Интересна, сложна позиция исследователя-рассказчика. То, что происходило в душе героя, полностью не выражается ни в дневнике, ни в событиях фабулы, ни в комментариях рассказчика. Автор предлагает читателю сложную умственную и духовную работу, вот и мы решили стать исследователями и установить, что же произошло на самом деле.
Каковы истоки Шута? Мы решили начать с самого начала. 7-летний ребёнок, увидев, что мальчишки на 2 года моложе мучают котёнка, проучил одного из них, заставил почувствовать то же, что чувствовало несчастное животное. И был побит - родителями мальчишек. Естественная эмоциональная реакция ребёнка или крайне неадекватное поведение? Может, Валя Тряпишников был изначально порочен? Или нравственные неполадки стали формироваться из-за оскорблённого чувства справедливости, наивного и чистого? Споры наших участников были не менее горячими, чем те, которые последовали в 80-е годы за публикацией повести.  ;)
В любом случае тогда ещё не было всё потеряно. Из притчи, помещённой в "Дневнике Шута", мы узнаём, что Валя тогда, после случая с котёнком, пришёл к отцу и был холодно отвергнут (Видишь, я играю на скрипке!). Ребёнок остался наедине с "проклятым" вопросом (Ведь не может же так быть, чтобы справедливость возмещалась несправедливостью!) и огромным враждебным миром. Вот где точка невозврата, вот где начало Шута - задолго до его символического рождения. Родители...
"Родители у Вали были, и хорошие", - настойчиво утверждает исследователь-рассказчик (безусловно провоцируя нас). Высококультурный, образованные, вежливые... Они приучили сына к систематическому труду (Система!) и порядку, привили любовь к чтению. Но не было самого главного в этой благополучной ячейке общества - тепла и искренности. Психологи утверждают, что ребёнка надо обнимать не менее 8 раз в день, чтоб он чувствовал себя любимым. А ещё взрослые часто забывают, что дети очень чутки к фальши и понимают гораздо больше, чем можно подумать.
Родители, наверное, всё же любили своего сына, но он  не чувствовал этой любви. Отсюда болезненное самолюбие, уязвлённая гордость, которые в соединении с обострённым чувством справедливости в определённых обстоятельствах способствуют рождению Шута. Девятилетний Валя мстит Синеглазому не только за маленького Серёжу, но и за собственное унижение. К чувству удовлетворения от того, что он защитил слабого, примешивается удовлетворения от победы над сильным противником. И чтобы добиться этой победы Валя задавил не только "большого и наглого таракана" Синеглазого, но и "маленького, трусливого" - себя, человеческое в себе. Это и есть основа Системы.
Пожалуй, самым поразительным пунктом Системы Шута является двенадцатый: "Шут не приручает никого и себя не дает приручить. Маленький Принц не вернулся на свою планету, а покончил жизнь самоубийством, когда понял, что не может жить ни с Розой без Лиса, ни с Лисом без Розы. «Зорко лишь одинокое сердце». Эта кощунственная интерпретация "Маленького принца" - способ подростка защитить свой внутренний мир от боли, запереть его на крепкий замок. Но при этом в сердце не впускается и радость (никому не даёт себя приручить).
Система Шута, совершенная и безупречная с точки зрения логики, чудовищная по своей сути (но что же надо пережить, перестрадать ребёнку, чтоб создать это чудовище!), это колосс на глиняных ногах. Колосс, который не выдерживает серьёзных столкновений с Жизнью (и слава Богу!). 13 пункт, гласящий: "Шут всегда помнит, что самый опасный его противник – он сам", доказывает нам, что в основе Системы была не только борьба за справедливость (превратно понятую), но и борьба с самим собой, с естественными человеческими порывами и чувствами. Во имя чего он защищал слабых? Это была борьбы ради борьбы, справедливость ради справедливости.
Первая трещина в Системе, не дававшей сбоев 6 лет, появилась из-за первой юношеской любви. Он "победил" в себе восторженного влюблённого глупца, но кризис начался. Главный удар по Системе нанёс Учитель, не принявший правил игры (жизнь - это борьба). Против безоружного и обезоруживающе кроткого у Шута не нашлось средств. Великая сила таилась в слабости!
Финал, в котором Валя, пройдя через болезненную переоценку ценностей, навсегда прощается с образом Шута, некоторым критикам кажется искусственным, неубедительным. Некоторые из нас согласились с этим утверждением: действительно, так быстро и так "гладко" Шута из себя "выдавить" невозможно. Вместе с тем такой финал необходим. И дело не только в том, что "хэппи-энда" требует сидящий в каждом из нас Сентиментальный читатель. Дело в том, что, рассуждая так, мы, словно подростки, оцениваем художественный мир по законам жизни. А ведь повесть "Шут" ни в коем случае нельзя назвать на 100% реалистическим произведением. Много в книге символического, условного (некоторым из нас импонирует именно философская глубина, неординарность формы произведения), и конец повести органичен всей художественной ткани. Нам нетрудно догадаться, что рассказчик - это бывший Шут. Но он намеренно отстраняется от героя, пишет не от 1, а от 3 лица. Чтобы не оправдывать себя, чтобы быть объективным (не всегда получается), чтобы его исследование стало противоядием для умных мальчиков, рано задумывающихся о жизни. И в этом смысле светлый финал необходим. Это выход, который возможен всегда.
Существуют ли такие Шуты сегодня? Безусловно. Возможно, более жёсткие и циничные. И такие же одинокие. "Проклятые вопросы" о целях и средствах, о соотношении добра и зла в мире, наверное, всегда будут актуальны для "русских мальчиков". Повесть актуальна и сегодня, что подтвердил молодой человек, прочитавший книгу на одном дыхании и поделившийся с нами своими размышлениями.
У нас было намерение сравнить "Шута" с повестью "Фото на развалинах", удалось лишь наметить штрихи. Лесь Фёдоров из "Фото на развалинах" "не дотягивает" до Вали. Умный, одинокий и замкнутый юноша создаёт свою Систему, но она рушится при первой же попытке реализовать её принципы: человеческое побеждает. Лесь слабее Шута, но, пожалуй, это и к лучшему :)
10.12.2010 15:14:54
Хорошая была встреча. Интересная дискуссия.
13.12.2010 23:08:45
И мне понравилось  :) . По-моему, нам удалось на этот раз "нырнуть" в глубину текста и сделать интересные открытия.
14.12.2010 11:33:29
Самое главное, что были полярные мнения и разные точки зрения.
14.12.2010 20:48:03