Деревянные кони



Номинант конкурса

Деревянные кони

Деревянные кони
Дополнительно

Лиханов А. Деревянные кони : повесть / А. Лиханов (любое издание)

 Удивительное дело! В доме у Кольки появился новый жилец! Мама и бабушка разгородили их единственную комнату ещё во время войны и часть её продолжали сдавать квартирантам, пока не вернётся с фронта отец. Жила на той половине тётя Сима, а вот теперь к ней приехал из деревни племянник Василий. Хоть он ещё подросток, а уже работает колхозе. И приехал он не просто так, а учиться на курсах счетоводов. С арифметикой у Васьки всё отлично: он может в уме сложить, вычесть, помножить и разделить огромные числа. А в городе Васька не был, поэтому ему всё здесь в диковинку.

            «– Отец, когда из городу приезжал, гостинцы мне привозил. Пряники в серебряной бумажке, а раз, когда я маленький совсем был, сапоги привёз – настоящие… И знаешь что он мне нахваливал, как из городу вернётся? Театр! Красота, говорил, замечательная.

            – А ты театра не видел? – спросил я, посмеиваясь.

            – Не-а! – ответил Васька. – В жисть не бывал.

            – Так давай сходим!..

 Ваську театр поразил. Не артисты в нарядных костюмах, не Финист Ясный сокол, кудрявый, в серебряных, блестящих от фонарей доспехах, не декорации, а сам театр. Я видел, как во время спектакля Васька таращился по сторонам, оглядывая бесконечные ряды кресел, глазел вверх на огромную люстру, мерцающую в полумраке бронзовыми обручами и хрустальными висюльками. Но больше всего понравился Ваське занавес – огромный малиновый занавес из бархата. Когда наступил перерыв и все хлопали, вызывая артистов, и занавес тихо, но мощно расступался, собираясь в плотные, густые складки, Васька не хлопал и не смотрел на артистов, а глядел вверх, пытаясь понять, как это оттягивается такой огромный и, видно, тяжёлый кусок материи…

 В фойе кругами колобродила очередь. Мы подошли поближе. Оказалось, продают мороженое. Распаренные, вспотевшие ребята выбирались из толпы у синей будочки, где шевелилась тётка в накрахмаленном чепчике, и, жмурясь от счастья, лизали тонкие кругляшки, окаймлённые клетчатыми вафлями.

– Чо это? – спросил Васька.

Я сказал:

– Червонец штука. Мороженое называется.

– А чо, сладкое? – спросил нерешительно Васька.

И вдруг Васькина робость исчезла. Он двинулся вперёд, шевеля локтями, и скоро я увидел его вихры у самой будки. Там зашумели, очередь подналегла, и немного погодя из толкучки выбрался взлохмаченный счетовод с двумя кругляшами мороженого в руках.

– На! – сказал он хрипло и откусил свою порцию, как кусают хлеб.

– Во даёт! – засмеялся я. – Лизать надо!

– Ништяк! – пробасил Васька, куснул ещё раз, ещё и засунул в рот остатки мороженого, хрупая вафлями. Облизавшись, он помолчал, задумчиво глядя на моё мороженое…, хмыкнул и сказал: – А ничего! Вкусно!»

В зрительный зал ребята больше не пошли. Васька сказал, что они не маленькие, чтобы смотреть детскую сказку, и добавил: «Вон я чо придумал!»

О том, что же придумал Васька, о дружбе двух мальчишек и о поездке Кольки в деревню вы узнаете, прочитав книгу.